РУС | ENG | УКР

 

 

Карта сайта

«Мило причудливые» создания перед лицом исчезновения

В классической истории Редьярда Киплинга о том, как носорог получил свою кожу, основной персонаж – просто хам. Такими общественность и представляет носорогов: агрессивными, тупыми и раздражительными, атакующими сразу и никогда не задающими вопросов. Но в 2010 году, когда я повстречал своего первого суматранского носорога по имени Там, он просвистел мне, как любопытный дельфин, и потёрся своим рогом о мою рубашку подобно коту. С тех пор я влюбился навсегда.

Суматранский носорог, вероятно, наиболее подвергающееся опасности крупное наземное млекопитающее на планете. Говорят, что в Индонезии, где выживают последние представители вида, осталось около 100 особей в дикой природе. Но реальное число может быть около 50-ти, а при самом худшем раскладе – и около 30-ти. Некоторые защитники природы говорили мне, что уже слишком поздно что-либо сделать для этого вида, но как человек, который имел удовольствие провести несколько драгоценных часов с суматранскими носорогами, я не готов признаться побеждённым.

Суматранские носороги мило причудливы: как если бы Мать Природа объединила вместе большую свинью, яка и огромную собаку, а затем, в шутку, вставила бы парочку рогов в своё создание. В отличие от других носорогов, суматранские щеголяют в меховом «пальто», иногда великолепного рыжего цвета. Они маленькие, по сравнению с другими носорогами, но гораздо крупнее всего остального. И они наиболее «звучащие» среди всех носорогов: они поют подобно китам, и фыркают, и пыхтят, говоря что-то вроде: «привет, я голоден!». Они почти постоянно болтают. Тупые? Вряд ли.

Эволюционно суматранский носорог отличается от любого другого носорога в мире. Он принадлежит к древнему роду Dicerorhinus, отделившемуся от других носорогов около 25 миллионов лет назад, задолго до того, как мы ступили на эту землю. Исследователи также считают, что суматранские носороги, возможно, являются последними живущими в наши дни родственниками знаменитого шерстистого носорога.

Но зачем нам тратить силы и деньги в попытке сохранить вид, когда мы можем потерпеть неудачу в конце? Существует ряд целесообразных причин.

Множество видов, называемое биоразнообразием, поддерживает каждую экосистему на земле, и люди не выживут без функционирования экосистем. Каждый вид играет свою роль. Немного экологических исследований было проведено с суматранским носорогом, но мы можем сделать некоторые предположения. Когда суматранские носороги делают себе грязевые ямы, то, похоже, создают среду обитания для более мелких видов. Когда они испражняются, то тем самым предоставляют важные пищевые источники для природных уборщиков, таких как жуки и грибы. А когда суматранские носороги питаются (а едят они много), они могут менять подлесок леса.

Когда мы теряем вид, любой вид, мы по существу вынимаем кирпичик из фундамента жизни на Земле. Сколько ещё кирпичиков мы можем позволить себе потерять, прежде чем стены начнут падать?

Но меня в действительности не волнуют все эти доводы, как бы убедительно они не звучали. Мы должны спасти суматранского носорога, потому что мы можем это сделать. Люди стали на планете доминирующим видом повсюду: мы изменяем климат, разрушаем леса и окисляем океаны. Мы изменяем экологию на Земле такими способами, о которых не могли и вообразить ещё 50 лет назад. Поэтому у нас есть моральное обязательство сделать всё возможное, чтобы смягчить любой урон и сохранить на нашей маленькой планете как можно больше жизни, маленькой или большой, прескверной или вызывающей дрожь.

Несмотря на то, как близко находятся суматранские носороги к исчезновению, существует один яркий луч надежды - это Заповедник суматранских носорогов, расположенный в индонезийском Национальном парке Вэй Камбас. В нём за последние 6 лет были рождены двое мохнатых большеглазых малыша – мальчик Андату и девочка Делила. Общеизвестно, что размножать суматранских носорогов трудно: но мы раскололи этот орех.

Согласно решению многочисленных учёных, с которыми я беседовал в течение прошлого года, необходимо перевезти как можно больше суматранских носорогов в заповедник и размножить их там. Получить больше малышей, подобных Андату и Делиле. Для этого уже есть прецеденты: энергичные программы размножения в неволе позволили спасти европейского бизона и аравийского орикса от забвения в течение 20-го столетия.

Самым большим препятствием для осуществления этого плана является правительство Индонезии. Ничего конкретного не может быть сделано для этого вида без правительственного одобрения, но оно тянет с принятием этого решения годами, теряя драгоценное время. Поэтому я призываю президента Джоко Видодо, находящегося сейчас с визитом в Австралии, взять инициативу в свои руки и принять смелый новый план действий по сохранению вида, который вступит в силу немедленно. Не для себя, а для наших детей и бесчисленных будущих поколений. Даже не для человечества, а просто потому, что во всей вселенной нет ничего подобного этому самому маленькому носорогу.

Фотографии: 1 - Харапан, зоопарк Цинциннати, США; 2 - самец Там, заповедник Табин, Малайзия

Джереми Хэнс, независимый журналист

https://www.smh.com.au/national/the-lovably-weird-creature-facing-extinction-20180316-p4z4pi.html

    ФОТОГАЛЕРЕЯ